Эта статья посвящена процессуальной психологии и включает в себя: описание основных методов процессуальной терапии, методики работы с критической фигурой, методику работы с симптомом и вредными привычками. Статья основана на знаниях, которые я почерпнул в институте процессуальной интегративной терапии, обучаясь у Елены Романченко и Дмитрия Валуева и которые с тех пор активно применяю на практике. Также хотелось бы поблагодарить Армана Бекенова у которого мне посчастливилось не только многому научиться но и иметь честь работать совместно.

99731_300
Итак, для начала несколько слов о теории процессуальной терапии (да простят меня те, кто с ней знаком).
Основной постулат процессуальной терапии звучит приблизительно так: «Все что происходит с нами и вокруг нас есть процессы. Не бывает плохих и хороших (добрых и  злых процессов), — любой процесс сам по себе нейтрален». Несмотря на изначальную нейтральность любого процесса, он может разворачиваться в нашей жизни разными способами, как легкими и радостными, так и тяжелыми и неприятными.
Согласно процессуально ориентированной психологии, любой человеческий опыт можно разделить на два вида: так называемый первичный процесс и вторичный процесс. Переживания, с которыми человек себя идентифицирует, называются «Первичным процессом» (ПП). По сути, первичный процесс это то, что человек про себя знает, понимает, осознает, или не знает, но если узнает, вполне готов согласиться: «Да это точно я!». Приведу пример. Меня зовут Александр Арчагов, я работаю психологом-консультантом, люблю плавать и кататься на велосипеде, — это мой первичный процесс. «Вторичный процесс» (ВП) человек, как правило определяет как чуждый ему опыт. Это может быть какое-то переживание, состояние, поведения или реакция, про которую человек всегда скажет: «Нет, это точно не про меня, точно не мое, это точно не я!» Таким образом, вторичный процесс находиться вне фокуса осознавания.
В жизни человека вторичный процесс редко проявляется напрямую, чаще всего он «приходит» так сказать в некой «упаковке», «конверте». «Конверты» вторичного процесса очень разнообразны и чаще всего мешают человеку жить. Это могут быть телесные симптомы, повторяющееся модели поведения, зависимости, повторяющиеся паттерны в отношениях, появляющиеся в жизни неприятные люди или состояния и.т.д. С точки зрения процессуального подхода у человека есть потребность в привнесении вторичного процесса (состояния, навыка или определенной психической энергии) в первичный процесс. Вторичный процесс чем-то напоминает неосознаваемую зону ближайшего развития, что-то, в чем у человека есть неосознаваемая потребность. К сожалению, чаще всего «конверт» вторичного процесса для человека очень неприятен. Более того, если человек по какой-либо причине не раскрывает конверт и не привносит хотя бы часть вторичного процесса в первичный «конверт» становиться еще более заметным, а зачастую даже опасным.  Как правило, именно с таким «конвертом» вторичного процесса в качестве проблемы клиент и приходит к психологу. Задача же процессуального терапевта – раскрыть конверт и помочь клиенту интегрировать хотя бы часть вторичного процесса. Например, за болью в голове во время разговоров с неприятными людьми у клиента может стоять потребность в проявлении силы или агрессии в их адрес. Здесь головная боль является «конвертом», а умение проявлять свою силу или агрессию на раздражитель – вторичным процессом.

Основной задачей процессуальной терапии является помощь клиенту в интеграции его вторичного процесса. Для реализации этой задачи процессуальный психолог может использовать множество методов, в том числе и из других направлений психотерапии.
Однако, основным методом процессуальной терапии является метод интеграции вторичного процесса в первичный. В обобщенном виде данный метод выглядит следующим образом:
Психолог замедляет и разворачивает симптом (невроз, проблему и.т.д.) клиента по различным каналам восприятия, стараясь выявить в них сигналы вторичного процесса. «Поймав» сигнал вторичного процесса, психолог начинает усиливать его и насыщать им различные каналы восприятия клиента. Когда клиент достаточно погрузиться в опыт вторичного процесса, прочувствует его, поймет его суть и смысл, психолог помогает клиенту вернуться в первичный процесс (свое обыденное состояние), сохранив контакт с энергиями (опытом) вторичного процесса. Далее психолог помогает клиенту интегрировать опыт (умение, навык и.т.д.) полученный в опыте вторичного процесса в первичный, задавая вопросы типа: «Где есть этому место в вашей жизни? Если бы этого было больше в вашей жизни, — как бы вы жили? Как бы вы могли привнести больше этого в свою жизнь? Чем бы это могло помочь в вашей жизни и.т.д.» В процессе этой работы психолог может помогать клиенту выработать стратегию интеграции вторичного процесса и изменения своей жизни.
Под термином «Каналы» в процессуальной психологии понимается различные способы восприятия человеком окружающего Мира и проявлением в этот Мир. Именно по различным каналам и проявляются как первичный, так и вторичный процесс клиента.
В процессуальной психологии выделяют следующие каналы:

 

  • Визуальный

 

  • Аудиальный

 

  • Взгляд

 

  • Речь

 

  • Проприоцептивный

 

  • Паравербальный

 

  • Канал Мира

 

  • Отношения

 

  • Чувства и эмоции

 

  • Измененные состояния сознания

 

  • Мимика

 

  • Жесты

 

  • Дыхание

 

  • Движение

 

  • Сны

 

  • Симптомы

 

При желании любой практикующий психолог сможет добавить еще другие каналы в которых, так или иначе, проявляет себя клиент в процессе терапии.

Каналы бывают занятые Первичным процессом, занятые вторичным процессом и не занятые. Когда человек что-то делает осознанно (представляет, чувствует, двигается и.т.д.) то тот канал, который он при этом использует называется занятым первичным процессом. В других же каналах может бессознательно проявляться вторичный процесс или каналы могут быть вообще свободными. Как правило каналы занятые вторичным процессом посылают менее заметные, тонкие сигналы.
Поясню на примере. Допустим преподаватель, читая лекцию в аудитории, жестикулирует. В таком случае его первичным процессом (преподавание) заняты такие каналы как: речь и жестикуляция. Предположим, приглядевшись мы замечаем, что во время чтения лекции преподаватель слабо покачивается из стороны в сторону. Когда мы спрашиваем его, зачем он это делает, он отвечает, что сделал это непроизвольно. Обычно так и выглядит канал движения, занятый вторичным процессом (небольшие малозаметные движения). Чтобы развернуть вторичный процесс преподавателя прежде всего, мы просим его заметить это движение и продолжать его делать. Затем предлагаем ему усилить движение, например, увеличив амплитуду покачивания, но прим этом просим его делать все как можно медленно (это делается для того, чтобы состояние не перешло в аффективное отреагирование и у человека было достаточно времени, чтобы осознать получаемый опыт). Далее мы разворачиваем опыт вторичного процесса по другим, прежде не занятым им каналам. Например, мы можем попросить добавить в это движения жесты, обратить внимание на то, какой у человека взгляд, когда он делает это движение, спросить какой образ у него рождается, когда он делает это движение, спросить какой у этого образа цвет, вкус, запах и.т.д. Таким образом, мы  как бы насыщаем все каналы восприятия человека его вторичным процессом, помогая ему в тоже время сохранять осознанность. После того, как человек достаточно погрузился в этот опыт, понял и прочувствовал его смысл или даже чему-то там научился, мы просим его посмотреть как бы изменилась его жизнь, если бы в ней было больше этого опыта или умения? Спрашиваем: как бы он могу привнести это в свою жизнь? Просим вернуться в его обычное состояние, сохраняя контакт с этим опытом. Далее можно проводить интеграцию опыта или навыка вторичного процесса в жизнь клиента уже любой доступной психологу техникой.

Работа с критической фигурой

Очень часто при попытке интеграции опыта вторичного процесса (или обучения соответствующему навыку) человек сталкивается с невозможностью это сделать. На практике это выглядит как внутренний запрет, ощущение «неправильности», «невозможности» получения того или иного опыта. Зачастую у человека всплывают какие-то останавливающие и запрещающие фразы,  например: «так нельзя!», «люди так не делают», «в нашей семье так не поступают!», «это может быть опасно и.т.д.». При этом клиент может начать сопротивляться новому опыту, у него может начать кружиться голова, появляться желание убежать, обесценить происходящее и.т.д. В процессуальной терапии подобный опыт называется «Краевым переживанием» или просто «Краем», а некая внутренняя фигура, которая произносит запрещающие фразы – «Краевой» или «Критической фигурой». Мнения процессуальных терапевтов о том, что такое критическая фигура расходятся. Я придерживаюсь мнения, что это некий защитный механизм психики, который поддерживает внутренний гомеостаз (постоянство) и не позволяет появляться ничему новому, то есть потенциально опасному. Критическая фигура это некий внутренний пограничник, который во-первых не пускает человека на опасную территорию, а во-вторых не пускает что-либо с этой территории к человеку. С этой точки зрения от краевой фигуры человеку очень много пользы, так как она поддерживает первичный процесс, то есть постоянство и устойчивость психики. Именно краевые фигуры в конечном счете и удерживают нас от сумасшествия, так как с точки зрения процессуального подхода безумие это охваченность вторичным процессом при отсутствии первичного. Однако, поскольку краевая фигура является механизмом, она запрещает также все новое, что может оказаться полезным для человека.

Есть множество механизмов формирования критических фигур: личные, социальные, семейные, общечеловеческие и другие. В этой статье я не буду подробно их рассматривать, так как для практической работы с критиком механизм его образования не так важен.
Работа с критической фигурой в процессуальной терапии проводится несколькими способами. Первый способ условно можно назвать: «Спор с критиком». В этом случае терапевт вводит критическую фигуру как некоего персонажа. Клиент пытается представить себе эту фигуру и описывает что это за человек, образ или существо, которое ему что-либо запрещает. Как оно выглядит? На что похоже? Какие у него умения и свойства? Как оно себя ведет и так далее. Дальше если у клиента достаточно сил он начинает пытаться договориться с критиком или спорить с ним, выдвигая различные аргументы. Клиент может попросить критика пропустить его во вторичный процесс «хоть одним глазком взглянуть», аргументировать: почему ему туда надо и.т.д. Терапевт и клиент попеременно играют роль критика. Задача, так или иначе (ловкостью ли, хитростью ли, или договорившись) заставить критика пропустить клиента во вторичный процесс.

Если с критической фигурой не удается договориться, — можно использовать другой прием работы, который заключается в том, чтобы «присвоить силу» критика. Напомню, что критическая фигура ни что иное как некий механизм психики не находящийся под сознательным контролем человека. Соответственно интегрировав психическую энергию (силу) этой фигуры, человек присваивает себе собственную же автономную часть психики. Технически это выглядит следующим образом: после того как клиент подробно описал критическую фигуру, ему предлагается сыграть ее роль. Таким образом, став критической фигурой клиент чувствует всю ее силу, может обучиться всем умениям и навыкам этого психического механизма и даже познать его «мудрость». По сути своей работа похожа на разворачивание процесса в процессуальной терапии, когда мы помогаем клиенту интегрировать новый для него опыт максимально наполняя его переживаниями. Далее клиенту предлагается веруться в свою роль, сохранив при этом контакте со всем тем, чему он научился играя роль критической фигуры. Если упражнение пройдет успешно, критическая фигура как бы «сдуется», а клиент наполнится новой силой. Терапевт может легко проверить это, заняв роль критической фигуры, если работа проведена успешно, клиенту не составит особого труда «пройти критика», а терапевт в роли критика может начать  чувствовать себя ослабевшим.

Если клиенту не только не удается договориться с критической фигурой, но и сыграв ее, ему не удается почувствовать ее силу и энергию, — существует еще один метод работы с критической фигурой, который называется «Магическая битва». Несмотря на столь эксцентричное название к эзотерике этот процесс не имеет особого отношения. Суть  в том, что клиент как бы вызывает критическую фигуру на бой. Происходить это в том случае, если при появлении критической фигуры у клиента появляются силы и психическая энергия на борьбу. В таком случае работа ведется следующим образом. Клиент подробно описывает критическую фигуру, описывает ее внешний вид, умения и навыки. За тем, роль критической фигуры берет на себя терапевт. Далее клиент и терапевт совершают символическую «битву», в которой терапевт в роли критика оказывает сопротивление клиенту. В конце концов, терапевт в роли критика проигрывает, а клиент соответственно побеждает. Таким образом, у клиента активизируются дополнительные силы и умения для решения своих проблем и интеграции вторичного процесса.

Работа  с телесным симптомом
Согласно процессуальной философии любой телесный симптом является контейнером (способом проявиться) вторичного процесса. Итак, если вторичный процесс проявляется при помощи симптома, то, зачастую, интегрировав его мы можем надеяться на успешное исцеление того или иного симптома. Зачастую многие симптомы проходят сразу после процессуальной работы, однако гарантировать исцеление при помощи психологических методов было бы наивно и легкомысленно. Технология работы с симптомом в процессуальной терапии выглядит следующим образом:

1) Медицинская точка зрения
Прежде всего, необходимо уведомить клиента, что психолог не врач, работает с психологическим содержанием и смыслом болезни и, к сожалению, не может гарантировать избавление от телесного симптома или болезни.  Затем необходимо расспросить клиента о том: обращался ли он к врачу с этим симптомом, какой диагноз ему поставили и что порекомендовали. После чего клиенту предлагается как бы «отложить» эту информацию «в сторону» и исследовать психологическое содержание симптома.

2) Ресурс для работы с симптомом
Зачастую клиенту сложно преступить к работе с симптомом так сказать «на гора», особенно, если болезнь беспокоит человека уже достаточно давно, прогноз не благополучный, или вообще мы имеем дело с хроническим симптомом. Поэтому мы помогаем клиенту получить психический ресурс для работы. Мы просим его вспомнить какое-либо хорошее переживание в жизни. Он чувствовал что-то приятное, был в контакте с чем-то важным, сущностным и.т.д. Далее, мы разворачиваем это переживание по каналам (см. работу с каналами) и приступаем непосредственно к работе с симптомом.

3) Дух создателя симптома
Далее мы просим клиента поподробнее рассказать о том, как он чувствует и переживает симптом. Что и как у него болит, колит, режет, зудит и.т.д. На что похоже это ощущение? Как именно он переживает болезнь в своем теле. Далее мы просим показать то, на что похоже это воздействие на руке терапевта или подушке. Когда клиент демонстрирует нам воздействие симптома на подушке (например, сжатие) мы просим его замедлиться в этом. Затем мы расспрашиваем клиента, что он чувствует, когда сам делает это ощущение, этот симптом. Мы просим его как бы стать духом, создающим этот симптом и исследовать свое состояние как духа. Очень часто становясь духом создателя симптома, клиент чувствует какое-то новое для себя и ценное переживание, которого как бы  не хватало ему  в его жизни. Например, человек слабый по жизни, может почувствовать контакт с собственной вытесненной силой, а человек по жизни сильный, возможность побыть слабым и.т.д. Как правило, при погружении в роль духа создателя симптома, мы чувствуем изменение уровня психической энергии у клиента в сравнении с его обычным состоянием. Таким образом, получается, что вторичным процессом для клиента является то состояние, в которое он попадает, становясь персонажем, создающим болезнь. Далее мы проводим классическую работу разворачивания по каналам и интеграции вторичного процесса.

4) Дух погружает в состояние
Если при исследовании духа создателя симптома мы не почувствовали у клиента изменения какого-либо значимого изменения уровня психической энергии, мы начинаем исследовать так называемое состояние симптома. Мы подробно расспрашиваем клиента: во что он погружается, когда переживает сам симптом? В какое состояние его как бы отправляет это дух создателя симптома? Что клиент делает такого необычного для себя, когда болеет? Как он это чувствует? Таким образом, мы начинаем исследовать, то состояние, в которое человек попадает благодаря свое болезни. Следя за уровнем энергии и сигналами в каналах клиента, мы стараемся разглядеть там проявление вторичного процесса. Обнаружив подобный сигнал, мы разворачиваем его обычным образом. Например, симптом, как способ попасть в состояние может проявляться следующим образом. У человека по жизни активного, и старающегося всегда помогать другим, могут появляться сильные головные боли. Когда мы просим его пойти в то, состояние, в которое он попадает при головных болях, выясняется, что в этом состоянии он обычно лежит, отдыхает, принимает помощь от других и заботиться о себе. Таким образом, во вторичном процессе оказывается навык принятия помощи и заботы о себе.

5) Магическая битва
Бывает, что в как при исследовании духа создателя симптома, так и при исследовании состояния, в которое попадает человек переживая симптом, мы не видим проявлений какого-либо изменения уровня психической энергии. И в том, и в другом случае человек реагирует примерно следующим образом: «Ну да, ну и что? Вот так вот, как обычно», т.е. мы не наблюдаем каких-либо значимых изменений в состоянии клиента. Тогда, возможно, что вторичный процесс прячется в том состоянии, в которое клиент попадает, сражаясь с болезнью и духом ее создающим. Мы предлагаем клиенту описать этого духа создателя симптома, спрашиваем, как дух воздействует на него, что он делает? Как дух сражается с клиентом? Каким оружием или навыками пользуется, пытаясь победить клиента? Затем мы просим клиента сделать этого духа из нас самих, наблюдая за тем, как меняется состояние клиента.  Как правило, уже в этот момент у клиента можно заметить сигналы вторичного процесса. Так, терапевт начинает играть роль духа создателя симптома, а клиент начинает символически сражаться с этим духом. Параллельно с этим терапевт помогает клиенту развернуть новый для него опыт. Постепенно, с определенным (но не чрезмерным) усилием терапевт в роли духа начинает проигрывать клиент, а клиент побеждает его, стараясь как можно сильнее вчувствоваться в новое для себя состояние. Именно в этом состоянии и заключается вторичный процесс клиента. Обнаружив его, мы вновь разворачиваем и интегрируем вторичный процесс вышеописанным способом.  Часто подобное явление встречается у людей носителей тяжелого или смертельного заболевания. Тогда борьба с болезнью дает человеку доступ в какое-то новое и важное для него состояние. Иногда это доступ в состояние силы, а иногда и соприкосновение со смертью. Процессуальная терапия предпочитает исследовать каждый процесс отдельно.

Работа с привычками и зависимостями

Итак, рассмотрим методы работы с привычками в процессуальной терапии. Для работы с привычками, прежде всего, необходимо понять на что и как воздействует привычка в процессах клиента и для чего она ему нужна. С точки зрения процессуальной терапии привычка (какое-либо действие или принимаемое вещество) может оказывать воздействие на первичный, вторичный процессы или на критическую фигуру человека. Соответственно привычка может, как усиливать, так и ослаблять тот или иной процесс. Основная стратегия работы с привычкой заключается в том, чтобы помочь клиенту получить доступ в состояние, связанное с привычкой без необходимости привычного действия или приема вещества.

Приведу пример. Допустим, привычка усиливает первичный процесс (ПП) клиента. В подобном случае человек говорит приблизительно такую фразу: «Без этого (называет привычку) я не человек!». Очень часто подобного рода привычки связаны например с употреблением кофе по утрам. В таком случае человек говорит примерно следующее: «Вот пока кофе не выпью, не могу работать» и.т.д. Итак первичная идентичность клиента в данном случае завязана на ту или иную деятельность или прием какого-либо вещества. В таком случае работа будет заключаться в укреплении первичного процесса. Мы просим клиента представить, что он вот только что выпил кофе и спрашиваем его: как он чувствует себя человеком? На что похоже это ощущение? Что оно ему дает? Какой жест, движение или фраза могут помочь ему больше прочувствовать это состояние? Что кроме привычки в его жизни может помочь ему попадать в это состояние? В процессе работы мы повторяем за клиентом его жесты, движения и фразы, помогая ему глубже прочувствовать состояние. Таким образом, мы максимально насыщаем опыт первичного процесса клиента – укрепляем его первичный процесс без привычки. Если клиенту удается научиться поддерживать свой первичный процесс в привычке отпадает надобность. В качестве домашнего задания клиенту предлагается каждый раз, когда у него возникает потребность в привычке ждать несколько минут и в это время погружаться в состояние, освоенное в процессе работы. Таким образом, постепенно вместо привычки клиент получает непосредственный доступ к состоянию, в котором у него была актуальная потребность.
Если привычка ослабляет первичный процесс клиента, то скорее всего она усиливает вторичный процесс. И наоборот, привычка, усиливающая первичный процесс клиента, как правило, ослабляет вторичный.

Работа с привычкой усиливающей вторичный процесс клиента проводится приблизительно таким же образом – путем получения непосредственного доступа в состояние. Основная разница здесь не в работе, а в том, с чем клиент приходит в качестве проблемы. Если привычка усиливает вторичный процесс клиента, то она будет погружать его в особое состояние, в котором, так или иначе, есть потребность. Например, человек может говорить следующее: «Обычно я очень напряжен, и только когда я достаю сигаретку и прикуриваю ее, я чувствую расслабления, легкость и спокойствие». Как уже было сказано выше, работа проводится аналогичным образом: клиенту предлагается представить, что он курит прямо сейчас и этот опыт максимально наполняется переживаниями. Домашнее задание аналогично.

Очень часто у клиента есть потребность во всех состояниях  и в первичном процессе и во вторичном, тогда клиент учиться получать доступ и в то и в другое состояние.

Бывает, однако, что привычка помогает клиенту позволить себе что-то, что он не позволяет себе в обычной жизни. Если при более подробном расспросе выясняется что привычка позволяет клиенту как бы выключить (или включить) в себе что-то запрещающее или останавливающее, то, скорее всего мы имеем дело с воздействием на критическую фигуру. Например, клиент может говорить следующее: «Вообще-то я человек скромный и необщительный, но вот как выпью, так сразу начинаю веселиться и со всеми болтать. Не то чтобы я совсем не могу быть разговорчивым без алкоголя, но каждый раз как я пробую это на трезвую голову, — не выходит. Буд-то что-то останавливает меня, как будто мой внутренний голос говорит – «Порядочные люди так себя не ведут!»» В данном примере алкоголь помогает клиенту ослабить (выключить) критическую фигуру и попасть во вторичный процесс (легкость, радость веселость). Бывает и обратная ситуация, когда клиент говорит: «Я все время смотрю телевизор, а там мне такие правильные вещи говорят. Вот делай, мол: так и так…. А без него так совсем в отрыв ухожу….» Это более редкий случай, который свидетельствует о том, что привычка активизирует критическую фигуру клиента. Во всех подобных случаях мы работаем с критической фигурой.

В данной работе мы рассмотрели далеко не все методы процессуальной терапии, однако остановились на  самых важных, базовых, которые лежат в основе других методов таким как: работа с системой, работа с парой, мировая работа и.т.д.

В завершении хочу сказать, что хоть и описанные методы работы непосвященному читателю могут показаться витиеватыми, в действительности при достаточном навыке и опыте подобные процессы можно производить и самостоятельно без необходимости присутствия терапевта. В процессуальной терапии даже есть отдельное направление работы, которое называется: «Внутренняя работа». Так что при большом желании и определенном опыте, подобные «упражнения» можно проделывать и самостоятельно. Практика показывает, что при желании клиента разобраться с зависимостью, как правило, ему это удается с помощью терапевта или без нее.