Почему психотерапия работает?

10ec9f271c03e05dd37812da3d2deeaf

Давайте попробуем разобраться  почему и как работает психотерапия и самое главное — почему у одних она работает, а у других нет?

Этот вопрос поднимался неоднократно на  многих группах где я был участником, задавал себе его и я сам, но никогда еще прежде не получал на это конкретного ответа. Надо сказать, что интуитивно я всегда догадывался как «это» происходит, но никак не мог для себя это четко сформулировать.

Действительно странно… вот, предположим, есть у нас два психотерапевта. Пусть учились они в одной школе имеют общие парадигмы, применяют сходные техники… но один людей как говориться «исцеляет» а другой нет… Вот и вопрос: а почему? Я грешным делом уже периодически стал называть психотерапию «магией» так как действительно не понятно: что есть такое в одном человеке, что позволяет лечить, и нет в другом, притом, что на первый взгляд между их работой почти нет разницы. Еще менее понятно, почему многие молодые терапевты помогают людям быстрее, чем некоторые опытные? На все эти вопросы и попытались мы найти ответы на мастер-классе… и, мне кажется, нашли )) Но подробнее обо всем ниже.

Я уже не раз говорил, что между психотерапией и научной психологией есть некая «небольшая» пропасть. Одни пытаются «это» вылечить… другие «это» изучить… при этом периодически одни пытаются помочь другим с тем или иным успехом, но споры продолжаются. Теоретики продолжают задаваться вопросом: «что именно мы изучаем и лечим, и как эти практики это делают?» Практики же пеняют на теоретиков, что те им не помогают, а даже мешают работать, а теоретики пытаются оценить работу практиков… ее эффективность… и в результате все со всеми ругаются… в общем бардак еще тот. К сожалению, в университетах редко учат практической психологии. В основном дают научные методы, диагностический аппарат, методологию и технологию исследований, различные теории личности и подходы.  И в результате дают диплом, который формально дает право практиковать… И вот приходит первый клиент… например слесарь Вася, и говорит: «Знаете у меня Эго и Суперэго как-то не гармонично взаимодействуют, давайте разберемся с каким переживанием из раннего детства это связано?» А мы ему такие: «Гм…. Подозреваю Эдипов комплекс… сейчас погляжу в учебнике, про что же это может быть»  или я что-то путаю…

И так от одной пропасти мы подошли ко второй – между клиентами и психологами. Дело в том, что если наш клиент не профессиональный психолог, а просто обычный человек, ему не известны теории. Что мы можем ему предложить: разобраться в детстве? гармонизировать субличности? Прожить чувства в теле? На это он правомерно может спросить: зачем все это надо? Как это поможет мне? А все это обязательно? А действительно нужно с мамой обязательно разбираться? Вот и получается что клиенты хотят как бы одного а мы им пытаемся предложить как бы другое. В действительности человек приходит к психологу, как правило, из-за того, что ему плохо. Плохо может быть по разным причинам: может что-то мучает, или больно, или невыносимо, или чего-то не хватает, или просто очень тяжело и нужна помощь. И в действительности человек хочет, чтобы ему стало легче. Именно легче. Чтобы боль прошла, чтобы зависимость ушла, чтобы отношения стали лучше и.т.д. Конечно, бывают случаи, когда человек приходит только для духовного роста и развития, но это правда скорее исключение, чем правило. Итак, человек, который пришел к психологу хочет устойчивых положительных изменений в своей жизни. Он хочет найти выход. И по большому счету его может не интересовать: будем ли мы разбираться с его детством, телесными ощущениям, чувствами или эмоциями.

Первое упражнение, которое мы делали, состояло в том, что мы пытались профессионально и в то же время чисто по-человечески ответить клиенту, как мы можем ему помочь. При этом задача была не «задавать вопросы» и не «лечить», а именно ответить на вопрос клиента, даже если он не задавал его напрямую. При этом, необходимо искренне и по-человечески сопереживать клиенту. Приведу пример:

Допустим, приходит клиент и говорит следующее:

— Я пью… и пью уже давно… это стало невыносимым… я потерял друзей, жену, такое чувство, что я нахожусь в глубокой темной яме.

— Давай попробуем выбраться из этой ямы и вернуть близких тебе людей.

Человеку в тяжелой ситуации больше всего нужна надежда. И в первую очередь нужна надежда. А не прояснения, расспросы и «лечилово». Это все только средства для того, чтобы стало легче.

Еще одна важная вещь, которую мы исследовали это те человеческие (природные) факторы, которые действительно помогают исцелению. Техники, методики, теории это все хорошо, но это лишь оболочка, которая ничто без сердцевины. А настоящее исцеление происходит, судя по всему, на неком человеческом душевном уровне. Как именно происходит исцеление до конца не известно, но благодаря чему оно происходит мы выяснили. Ниже приведу те человеческие качества (и умения, если хотите), благодаря которым может происходить то самое «исцеление души»: влияние, контакт, сопереживание, создание опыта, умение давать место, умение присутствовать (Быть), желание понять, надежда.

Теперь по порядку.

Влияние.

К сожалению, в нашей культуре слово «влияние» носит негативный оттенок и даже может произноситься в одном ряду со словом «насилие». В действительности в здоровом влиянии нет совершенно ничего плохого. Более того, при взаимоотношении двух людей оба они так или иначе влияют друг на друга. Изменения, которые происходят при работе психолога, очень часто происходит именно потому, что психолог влияет на клиента. Он может делать это сознательно (например попросить сделать упражнения) или бессознательно (например своим примером). Кроме того, при отсутствии здорового взаимовлияния человеческие отношения вообще невозможно построить т.к. ни на кого не влиять человек может только в полном одиночестве (или когда его самого уже и нет).

Контакт. Человеческий контакт и близость чрезвычайно целительная штука. У каждого из нас наверняка была ситуация когда наш близкий друг или подруга хотели выговориться, а мы помогали им тем что просто выслушивали их. В действительности мы не просто выслушивали, мы делали это внимательно, находясь с человеком рядом. Контакт и есть то самое соединение человеческих душ, благодаря которому может происходить исцеление. Это переживание трудно описать словами, но внешне не так сложно понять насколько один человек внимательно слушает другого

Сопереживание.

Сопереживание — очень важное умение человека, именно оно делает нас людьми, а не бездушными роботами. Сопереживание (или по-умному – эмпатия) это не обязательно чувствовать тоже, что и другой человек. Не всегда возможно почувствовать то, что чувствует другой, а порой это даже может быть вредно. Например, если один человек переживает острое горе, а другой начнет вдруг ни с того ни с сего горевать вместе с ним, это может усугубить состояние первого. Думаю, многие из нас смогут вспомнить ситуацию, когда к нам на кухню приходил друг, рассказывал о тяжелой жизненной ситуации и у нас появлялись новые чувства.

Настоящее сопереживание это чувственный отклик на чувства другого. Умение найти этот отклик, как бы «понять» что чувствует другой – удивительный дар человека. Если говорить проще, то сопереживание это когда чувства одного человека вызывают чувства у другого (откликаются). Например, когда маленький ребенок чувствует страх перед старшеклассником, который над ним издевается, взрослый, услышав его историю, может разозлиться на хулигана.

Без сопереживания терапевт превращается в робота или камень и, какими бы техниками он не владел, он не сможет помочь.

Создание опыта.

Создание нового опыта – чрезвычайно важный процесс для психотерапии. Если у человека нет опыта какого-либо переживания, то и веры в его возможность очень мало. Например, человек думает, что его все начнут презирать если он расплачется. В таком случае сложно будет просто словами убедить его в обратном. Однако если по-человечески посочувствовать, когда он плачет, он сможет поверить, что возможна другая реакция на плач кроме презрения. В обычной жизни мы часто получаем и создаем друг для друга новый опыт. Первая любовь, первая близость, первый подарок, первый восток, первая потеря и.т.д. Психотерапия это лишь часть жизни и возможность получить на консультации тот опыт, который казался до этого невозможным — очень целительна.

Давать место. Представьте ситуацию: приходит к нам друг, и рассказывает о том, как ему плохо, а вы, перебивая его: «О, старик, разве это плохо? Вот у меня сейчас…» и так тираду на пол часа… Как вы думаете: какие чувства у него будут после этого? Скорее всего чувство что его не поняли, не услышали, одиночество или что-то подобное. Поэтому для терапевта чрезвычайно важно давать клиенту место, чтобы он мог проявиться. Если терапевт будет занимать все время и пространство сессии это будет сессия для него а не для клиента.

Присутствовать (Быть).

Именно так: «Быть» с большой буквы. Можно физически находится рядом но при этом своими мыслями и душой быть совсем в другом месте. А если человека с вами рядом нет, то ни о какой помощи и речи быть не может. Какие признаки того что мы здесь есть? В первую очередь это внимание. На кого направлено наше внимание? На человека рядом? Или мы фантазируем о том, как пойдем домой или в кино? Если так то  мы не все здесь, а какая-то важная наша часть уже в кино или дома. Присутствие – очень важный аспект человеческих отношений, ведь если другого нет рядом с кем «отношаться» то. В своей работе психотерапевт всегда старается быть с клиентом, несмотря на то, что может при этом какой-то частью своего внимания отмечать например феномены поведения.

Желание понять.

Желание понять тесно связано со всем предыдущим. Желание разобраться в проблеме, решить сложную задачу, понять: что все-таки происходит и почему – важный стимул в человеческих отношениях. Именно оно порождает тот интерес, который люди испытывают друг к другу. Недаром настоящая психотерапия всегда увлекательное и интересное занятие, всегда детектив, расследование, попытка найти причины и следствия, прямо как Шерлок Холмс.

Надежда (Вера).

Про надежду мы уже говорили выше. Это наверное самое важное, при решении любой проблемы. Если у человека нет надежды, веры, если он отчаялся, чрезвычайно сложно ему помочь. Если человек не верит в то, что может помочь другому, он навряд ли это сделает. Точно также тот, кто не верит в то, что психотерапия работает, никогда не сможет исцелять людей. Именно поэтому многие молодые терапевты работают лучше опытных, они еще верят в то, что делают. Если же опытного терапевта не сломили неудачи в своей работе, и он как говориться не «выгорел» его работа с годами будет становиться только лучше и «целительнее».

У каждого из нас природой заложены хотя бы некоторые из этих качеств, другие можно в себе развить. Повторю, что эти качества, чисто человеческие и не имеют непосредственного отношения к науке и психологическим техникам.

Итак, почему же психотерапия работает? Именно потому, что хороший терапевт сочетает в себе чисто человеческие исцеляющие душевные качества с методиками и техниками, которым он научился. Он как бы одновременно держит две позиции: чисто человеческую и профессиональную. Человеческая часть — позволяет ему сопереживать, вступать в контакт и.т.д. А профессиональная позволяет, сопереживая, не проваливаться за клиентом во тьму (чтобы терапия не превратилась во взаимные рыдания), помнить о времени, о границах, понимать,  что происходит на уровне теории, понимать: куда мы идем, направлять, быть лоцманом и.т.д. Это позволяет терапевту действительно помогать клиенту не только по-человечески, но и профессионально.

Автор: Арчагов Александр